главная от а до я новые диски рецензии книжная полка пестрые листки ссылки

Mahler - Barbirolli EMI566910
Gustav MAHLER Symphony No.5
New Philharmonia Orchestra/ Sir John Barbirolli
Густав Малер. Симфония № 5.
Оркестр „Новая филармония". Дирижер сэр Джон Барбиролли.
EMI Classics 5669102.
Среди тех, кого следовало бы упомянуть как блистательных интерпретаторов Пятой симфонии,- Бруно Вальтер, Леонард Бернстайн, Герман Шерхен, Димитри Митропулос, но все же многие меломаны отдают пальму первенства предлагаемой записи сэра Джона Барбиролли и оркестра "Новая филармония", осуществленной 33 года назад.
Этого замечательного английского дирижера, в отличие от его уже упомянутых именитых коллег, отечественные любители музыки знают не так хорошо. Произведения Малера занимали центральное место в дирижерском репертуаре Барбиролли. Одним из постоянных солистов и близких друзей Барбиролли была знаменитая Кэтлин Ферриер - гениальная исполнительница малеровских вокальных циклов и симфоний. Очень "английские" трактовки Барбиролли, несмотря на полуитальянское происхождение дирижера (которого, кстати, еще в 1949 году произвели в рыцари за вклад в развитие английской музыки), заметно отличаются от того, как исполняли и до сих пор исполняют Малера на континенте. Эйфория англичан по поводу возрождающейся национальной музыки, не знавшей громких имен со времен Пёрселла (Генделя все же трудно причислить к английским композиторам) сформировала у британских музыкантов особую точку зрения и на музыку европейскую. К примеру, так как сочинения Эдуарда Элгара и Ралфа Воана-Уильямса генетически связаны с творчеством Малера, то возникла своего рода ретроспекция, и, надо сказать, крайне продуктивная.
Запись Пятой симфонии Густава Малера, с ее несколько наивным пафосом и почти театральными приемами, сэр Джон Барбиролли осуществил за год до своей смерти, позволив себе взглянуть на известнейшую партитуру так, как, возможно, это сделал бы на склоне лет сам композитор.
Прежде всего поражает звук оркестра. Нужно сделать комплименты в адрес и тех звукорежиссеров EMI, которые принимали участие в записи, и тех, кто реставрировал фонограм-му специально для нового издания симфонии в серии "Great Recordings of the Century". Ho главная заслуга все же принадлежит Барбиролли. Он добивается звучания, близкого к идеалу, но лишенного того холодноватого лоска, которым отличается исполнение Берлинского филармонического оркестра под руководством Герберта фон Караяна (DG 447450-2).
Жизненную энергию, бьющую через край даже в самых трагических моментах этой музыки, Барбиролли передает с помощью поразительной содержательности звука. Кажется, что медь должна звучать только так (меркнут Георг Шолти и Чикагский симфонический - Decca 433 329-2; 1991) и только так должны петь виолончели в мелодичном ламенто второй части. В этой звукописи нет ни гипнотизма Караяна, ни классицизма Вальтера - Барбиролли остается естественным, органичным. Отсутствие позы, к которой обманчиво располагает эта музыка, свойственно всей английской традиции исполнения Малера.
Столь важную для Пятой симфонии проблему выбора темпов, заставляющую критиков "стоять с секундомером" над каждым дирижером, Барбиролли решает при помощи своей безошибочной интуиции. Даже в тех частях, где маэстро не слишком торопится, музыка не теряет тонуса, пульса, пронизывающего все исполнение. Во второй части темп Барбиролли значительно медленнее, чем у Германа Шерхена (есть две записи под управлением этого дирижера: с оркестром Венской оперы (МСА 80081; 1952) и с Французским национальным оркестром (Нагmonia Mundi France HMA1955179; 1965)), что позволяет выявить многие мелкие, но значимые детали партитуры, обычно теряющиеся при более быстром темпе. Однако по интенсивности впечатления Барбиролли здесь не уступает даже Караяну с его эффектами в стиле „Dolby Surround Stereo". В знаменитом Ададжиетто дирижер вполне следует предписаниям специалистов по творчеству Малера, которые утверждают, что темп здесь не должен быть слишком медленным и вся четвертая часть в идеале должна звучать 7-10 минут. Шерхен в одной из записей растягивает удовольствие более чем на 13 минут, а у Караяна и Джеймса Ливайна она звучит всего лишь на минуту меньше. Бесконечной эта часть кажется и у Бернарда Хайтинка (Philips 422355-2). За быстротой темпа у Барбиролли не кроется никакой бравады: кажется, что эта музыка должна звучать именно так.
Лишь в пятой, последней, части можно упрекнуть дирижера в недостатке радости. Возможно, здесь отразилось предчувствие Барбиролли своей близкой кончины, однако и в этом разделе сохраняется тот волшебный звук, который поражает в предыдущих частях.
В некотором роде эта запись - полная противоположность караяновской, сделанной в 1973 году. Премьере Караяна предшествовали два года репетиций с Берлинским филармоническим оркестром, и в этом исполнении дирижер предстает триумфатором, победившим в кровопролитной битве. Можно поспорить с теми, кто утверждает, что караяновская запись - это только памятник Караяну, тогда как запись Барбиролли - подлинный Малер. На наш взгляд, это не так: обе трактовки очень малеровские, но тот Малер, которого играет Барбиролли, уже написал все свои поздние симфонии, а в караяновском варианте он только-только закончил Пятую. Каждый может выбрать, однако, по нашему мнению, преимущества трактовки Барбиролли бесспорны.

Илья Кухаренко
Публикуется с разрешения журнала Журнал AudioMusic - www.audiomusic.ru

 предыдущая   первая страница   следующая 


главная от а до я новые диски рецензии книжная полка пестрые листки ссылки


статистика
Цупиков Александр Вячеславович - накладка на зуб цена виниры цена на один зуб. Далее